Дзержинск - город шахтеров

Сегодня: Вторник, 26.09.2017

Дом у перекрёстка (ч. 3)

Дата: 15.08.2017 Просмотров: 98 Блоггер tihon-skorbiaschy0

Кто вывел вас? Где взяли вы лампаду,

Чтоб выбраться из глубины земли

Сквозь черноту, разлитую по Аду?

А. Данте. Божественная комедия, Чистилище,

Песнь первая

Первый удар колокольчика застал меня врасплох. От неожиданного звука чуть было не вскочил с кресла. Скоротечная растерянность исчезла, так как я догадался – это тёщины часики решили поработать во славу наступающего дня. Одновременно с ударом открылась дверца, и показалась маленькая разукрашенная фигурка, отдалённо похожая на апостола, что в этом доме было противоестественно: и законам Природы, и религиозным канонам, и учению Сатаны. Второй удар – новая фигурка выглянула из своего укрытия, непохожая на первую. Трудно даже представить: где там могут поместиться 12 мини-статуэток. Что они собою представляли – не смог рассмотреть (освещение оставляет желать лучшего). На бесов не похожи – нет даже намёка на хвосты.

Ангелы? Нужно уточнить: падшие. Тоже мимо: нет крыльев.

Я никогда не держал эти часы в руках, и ни разу не слышал их боя. Но часы – прелесть! Сказка! Мысленно прошёлся по стенам своей городской квартиры, подыскивая место старинной (очень нужной!) вещи. И пока я зачарованно любовался ходом часов, после шестого боя на ложе началось движение…

- Только этого мне и не хватало!

Покойная шевельнулась. По её пальцам пробежала лёгкая дрожь. Затем задрожали руки. Тело начало вздрагивать от судорог. Несколько раз голова повернулась из стороны в сторону. Привиделось, что она приоткрыла веко и глаз скосила на меня. Я вскочил, подбежал, веко приподнял пальцем – точно. В упор меня буравит расширенным зрачком. Рот чуть приоткрылся, высунувшийся кончик языка, мелко завибрировал, на манер змеиного.

Архиповна решила зятя достать и после смерти, что ли?

 

Стало не по себе.

Полностью открылись глаза, красные; налитые кровью, даже более чем нужно для колдуньи. Это уже слишком. Тёща специально всё делает для того, чтобы меня устрашить. Кровопийца! Сколько раз нашёптывала дочке разные гадости обо мне, сколько нервов у нас вымотала! Дважды на развод подавали, но оба раза в суде будто бы пелена с глаз спадала, и мы уходили в обнимку, как молодожёны, под недоумённые взгляды судей.

В часах за последней фигуркой с силой захлопнулась дверца. Раздался короткий резкий щелчок. Стрелки замерли, показывая полночь. И тишина в комнате, превратившейся в склеп, нарушилась злобным бормотанием оживающей тёщи. Я смотрел на заходившую ходуном, ужасно заскрипевшую, кровать, под отчаянными попытками родственницы встать со своего одра, на её застывшую улыбку, на протянутую руку, подзывающую меня:

- А помоги-ка мне приподняться, сынок.

Что греха таить, стало страшновато. Жуткая атмосфера, окружив, давила, словно пеленая меня в огромный кокон. Заточен в доме, будто узник в камере.

- Неужели нет выхода? Что она собирается со мной сделать? - я перевёл взгляд с тёщи на карты. Подобное чудо увидишь лишь в кинофильме, если, конечно, режиссёр – чудак: бубновая и червовая дамы превратившись в крестовую и пиковую, принялись строить глазки, и усиленно подмигивать. Рядом с ними появились четыре красных валета.

- Я же говорила тебе: «Пусть соседка Зинка придёт и самолично их заберёт». Непослушный, значит. Шалунишка, - раздался изменившийся голос покойницы, сухой и скрипевший, как рассохшаяся ставня на сильном ветру.

Колдунья! Говорили люди, говорили: «Куда ты лезешь? Архиповна – корень зла. Живого мужика поедом съела – в 35 лет (в расцвете сил) помер, даже не имея больничной карточки. В городской больнице так и не смогли определить причину ранней смерти. И тебя съест, не подавится». Не слушал никого: любовь затмила свет и разум. Теперь точно конец пришёл. Пропаду я…

Невольно вспомнился многолетней давности разговор с женой о наших бабушках, дедушках, и остальных родовых корнях. Я был удивлён: она ничего не знала о родственниках матери, а также в доме не хранилось ни одной фотографии близких людей. Мать никогда не получала ни писем, ни открыток с праздничными поздравлениями. На все новые вопросы, появляющиеся по мере взросления, она не находила ответов. Только однажды матушка буркнула, что она – детдомовская, но было сказано таким тоном, что стало понятно: данная тема закрыта навсегда. Тогда я не придал особого значения тем фактам. Ну, есть люди любят одиночество, и ничего нельзя поделать с этой чертой характера. А сегодня воспоминания заняли правильное место в моём видении её необыкновенно сложного пути в Ад, в следующее измерение, или чего там ещё нам предлагают?..

Мгновенно карты сгрёб и спрятал в коробочку, а её тут же положил на место, в ящичек. Возвращаясь из угла, где стояла швейная машинка, мельком глянул в окно. На улице свирепствовал мрак. Не говоря уже о полной Луне, но через окна не проходил даже свет ближних уличных фонарей.

- Ох, и ночка. Почему же до сих пор не горит фонарь? Электричество не отключено. Лампочки разбили из рогатки? Оболтусов, конечно, хватает, но почему именно сегодняшней ночью?

- Ну вот, милый зятёк, наконец-то, моя мечта сбудется. Всё-таки свершилось, а иначе и быть не могло! Долго я ждала этих минут – пятнадцать лет. Долгие пятнадцать лет смотрела, как моя доченька мучается с тобой, иродом. Расслабилась было я, дура старая, в последнюю минуту предупредила, чтобы ты ничего не трогал. Спасибо тебе, что не послушался меня. А сейчас, сынок, придётся тебе ответ держать, за своё своеволие…

Услышав обращение к себе, и удивившись (ведь ранее она никогда так открыто не грозилась), я обернулся: улыбка с её лица исчезла, слова продолжали звучать, но рот был закрыт. Затем дом заполнил торжествующий хохот довольной старухи, слишком долго ждавшей наступивших минут мщения.

 

Никогда в жизни я не испытывал подобной бессильной ярости. В памяти мелькали события прошлого, мимолётные причудливые сцены из жизни тёщи, которые с женой не брался обсуждать. Я не хотел ранить сердце любящей дочки, она же не желала заострять внимание на неприязни своей матери к зятю.

Спина вспотела при мысли о том, кто же на самом деле мать моей жены: человек, или демон в человеческом обличье?

- Встань, зятёк! Вставай! Все твои желания быстро сбудутся, если послушаешься меня, - заявила она. - Слушай меня внимательно. И на земле, и в небесах, и на дне морском, есть существа, невидимые и недоступные уму человеческому. Однако ими можно повелевать с помощью Абсолюта Древности. Это особые знания, дающие ключ к управлению миром. Подойди ко мне...

Если бы поцеловал меня, когда я просила, то всё пошло иначе. Но и сейчас не поздно исправить положение.

Её голос ароматом скошенного луга проникал в меня, наполняя каждую клеточку тела ожиданием неги и покоя.

В комнате прозвучал стон. Опёршись на руки, Архиповна уже полусидела на кровати, покряхтывая и силясь принять сидячее положение. Нужно признать, что её попытка вот-вот увенчается успехом.

- А потом она встанет, - я начал рассуждать, - и направится ко мне. Зачем?

Затем, чтобы привести свой приговор в исполнение.

Нужно маму огреть чем-нибудь увесистым, дабы у неё пропало желание вставать… после своей смерти.

- И на теле у неё останутся следы побоев. И выйдешь ты из тюрьмы, когда твои дочки давно станут мамами, - моё намерение вдруг подправил внутренний голос.

- И что же мне делать? Целовать её всё равно не буду!

 

- Есть одна вещица в твоём кармане, которая может тебе помочь…

Сунув левую руку в карман пиджака, нащупал крестик. Мысленно поблагодарил, получается (!), себя, но, прежде чем сказать: «Спасибо!», оглянулся, словно ища человека, которому должен быть признателен за дельный совет. Затем вытащил неприметную вещицу, и приготовился надеть…

- Нет. Не на себя! - услужливо подсказал тот, который сидит во мне. Он, второй Я, конечно, персона вечно недовольная, но отличается мудростью.

- Понял. Не дурак, - я быстро сообразил.

Рывком поднялся с кресла, подскочил к покойнице, и, повесив крестик на шею, быстро заправил его под ворот платья.

Реакция тёщи была молниеносной: взмахнув руками, рухнула на ложе. Частые мелкие судороги волнами прошлись по немощному телу, пригвождённому к постели. В этом было моё спасение: крест прижал её к смертному одру, и припечатал, не дав возможности двигаться. Облегчённо вздохнув, я вернулся в кресло и, зевнув, принялся созерцать… Архиповну, поняв, в чём моё спасение… Она всё предусмотрела, кроме того, что я совершу над ней непозволительное «святотатство», т. е. одену крест. Хоть раз в жизни моя забывчивость вкупе с глупостью дали положительный результат.

Нет пояснения тому факту, что в последнюю минуту случилось с моей психикой, но окончательно успокоившись, я уже абсолютно не боялся покойной, пытавшейся встать с постели, и, мягко сказать, покачать права.

- Права? По-моему, человек (хотя какой она – человек?), однажды умерев, уже теряет право голоса в этом мире, - вполголоса мягко пошутив, поднялся с кресла. Подошёл к спинке кровати в ногах, и принялся внимательно следить за её телодвижениями, пытаясь определить: не затухают ли наблюдаемые колебания? - Если она так будет себя безответственно вести до утра?.. А мне нужно ещё поспать, хотя бы три часика, чтобы днём быть в форме! Сон – благо, а я так устал. И нужно иметь смелость признаться: всё-таки я нахожусь под впечатлением картины воздействия креста на плоть умершей, но восставшей, тёщи.

 

Неожиданно моё мнение об увиденном чуде раздвоилось…

Возможно, я нахожусь в кресле, но под впечатлением событий прошедшего дня, мне снится весь этот бред. И наступило знакомое состояние сон-явь, когда настолько вживаешься в сон, что трудно отличить долгие ночные путешествия подсознания от реальной жизни.

Есть второй вариант, опять же иррациональный. Обычно человек запоминает последние страницы сновидений. И наиболее яркие картины появляются в сознании спящего индивидуума перед тем, как ему проснуться, или его внезапно разбудят.

Ощущения есть – нет объяснения озвученному феномену.

Нет, профессоры с академиками данной ситуации дали многочисленные трактовки. Это понятно: кушать-то все хотят. И даже диссертации существуют, но они настолько туманные, что есть подозрение: понимают ли сами учёные, о чём вообще толкуют?

Но я вроде бы сплю, и мне снится смерть тёщи. Это хороший сон, достойный уважения! И я не одинок в аналогичных ночных полётах души. Редкий зять желает здравия своей второй маме, чаще наоборот. А это: закономерный факт.

Несмотря на мои очень сложные отношения с тёщей, клянусь, никогда не желал ей смерти. И чист я перед совестью, и не только перед собственной.

Смотрю на Архиповну: она продолжает эпизодически вздрагивать, словно припадочная. Это плохой сон. Ужасный. Пора выходить из него.

А ещё в том сне я повесил зеркало на стену…

Обычно при покойниках в доме завешивают все зеркала и отражающие поверхности. Это понятно. Однако в душе я всегда посмеивался над этими старорежимными сказками. Сейчас посмотрюсь в зеркало, и проснусь. Интересно знать, что с ним происходит, когда рядом лежит покойник?

С ухмыляющимся лицом глянул в… И опешил – в нём отражения Ванюши не было! А это уже противоестественно. Подобного эффекта не бывает во снах, даже у таких прожжённых скептиков, как я, опирающегося лишь на свой опыт. Словно я не стоял перед ним, и не строил рожицу. Зато прозрачный свет начал струиться от кромки зеркала, по всему периметру.

 

- Я не обучен колдовской грамоте, не сумел рассмотреть его назначение, - захотелось пошутить мне, стоящему между двух огней: умирающей тёщей (правильно: умершей, но в наш мир вцепившейся руками и зубами) и непонятным зеркалом.

Объяснение моему бессилию лишь одно: хороший яркий сон, и, между прочим, цветной, что является редким событием в человеческом мире. На ум пришло банальное: ущипну себя за мочку уха и проснусь. И всё увиденное, и пережитое, исчезнет, растаяв в комнате на третьем этаже. Сказано – сделано.

- Больно! Не понял?!

Понятно: желание спать надёжно заблудилось в закоулках бессонницы, не желая воспринимать действительность, такой, какая она есть на самом деле…

- Хорошо, поступлю иначе.

Что в своих кошмарных снах человек только не испытывает?!

Я легонько прикусил левый мизинец.

- Что со мной творится? Рядом с тёщей я зверею?!

Появилась соответствующая боль. Но во сне невозможно ощутить боль! Это против природы человека. И… можно испугаться, в конце концов. Позволительно испытать: удушье, разочарование, любовь, измену, но боль – никогда!

С тёщи перевёл взгляд на зеркало. До меня дошло: сны остались, где-то в другой жизни, а я в собственном доме (ради приличия, уже внимательно изучил дарственную /мама не обманула/) остался один на один с бесовщиной. Выходит, эта… мама обхитрила меня, до последней минуты стараясь приблизить исполнение своей миссии, совершенно забыв, что у неё есть дитё и внучки.

 

А как же поначалу тёща пела Лазаря, пытаясь усыпить мою бдительность! И хотя её пение не произвело на меня впечатления, но с зеркалом всё-таки ловко объегорила!

- Какая неуемная жажда человеческой крови?! С покупкой зеркала, это теперь, конечно, понятно: всех нас обвела вокруг пальца, как котят. Или неужели столь долгое время где-то хранила этот портал? - не знаю, почему именно это слово вырвалось у меня. Не ожидая дальнейшего развития событий, я взялся за зеркало, пытаясь снять. Не тут-то было. Не смог даже на миллиметр сдвинуть. Оно словно впаялось в стену. Это уже серьёзное ЧП. И ясное дело, что тут одними христианскими канонами точно не обойтись.

С момента появления зеркала в доме, во время наших визитов, у меня довольно часто появлялось дикое желание прикоснуться щекой к нему, иль хотя бы погладить. Но каждый раз: либо стеснялся чьего-нибудь присутствия, или останавливала боязнь оставить отпечаток на его поверхности, иначе потом бурчания будет – горя не оберёшься. Вот и дождался момента – мечта почти сбылась.

- Не дом, а сокровищница артефактов, - пошутив, намеревался сам себе приподнять настроение, но подспудно понял, что пришло время проявить инициативу. Прошёл на кухню, по ходу осматривая комнаты – ничего ли не изменилось? Взяв кочергу в одну руку, а в другую – веник и совок, вернулся в спальню. С размаху полосонул по зеркалу – подметать нечего. На стекле не осталось даже царапинки, зато в кисти правой руки появилось ощущение боли. Я же не ожидал, что ударю, считай, по металлической плите.

- Не получилось разбить? Хорошо, сейчас его завешу, - и острым концом кочерёжки ударил выше зеркала по стене, пробуя штукатурку на крепость, потому как гвозди с молотком точно находятся в сарае. Результат такой же, как и в первом разе. Посмотрел на тёщу. У неё глаза наполовину вылезли из орбит, а на лице застыла искривлённая улыбка. Наверное, сначала испугалась за своё зеркало, а потом, наблюдая за моей неудачной попыткой, успокоилась и улыбнулась. Но улыбка застыла, и стала она похожа на рисунок карикатуриста. Мне же было не до смеха. Плюнул на пол, чего раньше себе нигде и никогда не позволял, вслух вспомнил диканьковского чёрта, и отнёс на кухню не пригодившиеся предметы.

 

Вернувшись в комнату, массажируя ушибленную руку, и, не обращая внимания на акробатические номера покойницы, остановился напротив зеркала, пытаясь определить: не несёт ли оно в себе угрозу, и если – да, то попробовать найти хоть какой-нибудь выход из создавшегося положения. Одно дело – переночевать с покойником в доме, несмотря даже на то, что он припечатан крестом к смертному одру, и совершенно другое, когда вокруг тебя начинает проявляться всякая чертовщина.

Ситуация, конечно, не безнадёжная, но я как-то неожиданно подрастерял свой боевой пыл. Тем временем рама зеркала начала сильнее испускать необычный свет.

И пока я изумлялся начавшейся трансформации зеркала, и гадал: для каких целей оно предназначено, да предпринял попытку уничтожения, в его центре появилась маленькая точка, словно муха освободилась от… в смысле напачкала, хотя мухам давно уже не сезон. Но сегодня, подчас, сталкиваясь со многими малопонятными вещами, для объяснения которых у меня нет не только необходимых знаний, но даже просто не хватает нужных слов, ясно, что не стоит удивляться и мухам, появившимся в феврале.

Искоса посмотрел на тёщу, вернее, бывшую покойницу.

- Нет, на ожившую гарпию.

Что-то я совсем запутался?

Та продолжала агонизировать, пытаясь встать, чтобы выполнить свою миссию на Земле, цель которой не секрет: грохнуть меня. Подумав об этом, горько улыбнулся, предчувствуя, что ночь будет незабываемой и… яркой.

От настенного отрывного календаря оторвал листок с профилем защитника Отечества, скомкал, чуть плюнул на него (да простит меня бывшая Советская Армия!), и протёр появившееся пятнышко. Каково же было удивление, когда увидел, что моё старание оказалось напрасным. Всё-таки мухам ещё рановато просыпаться в середине зимы. Природу обмануть никому не позволено.

 

Кровать продолжала поскрипывать под тёщиным брейк-дансом. Повернувшись в её сторону, спросил, пытаясь унять появившуюся дрожь в голосе:

- Ты долго ещё будешь пить мою кровь? Ушла от нас, - уважение к умершему, точнее, к самой смерти, не позволило обратиться по-другому (сдохла, сбежала на тот свет, и т. д.), - так и иди дальше по назначению. Там такие тоже пригодятся.

Я не трус, но обстоятельства, с которыми мне пришлось столкнуться в этом доме, любого другого человека, оказавшегося на моём месте, давно загнали бы куда-нибудь под кровать. Непроизвольно вздохнул.

- Нет хуже неопределённости. Устал я от всего этого, мама, - будто бы пожаловался, и сразу стало легче на душе. Одновременно тело ощутило прилив сил, словно я хорошо отдохнул после тяжёлого трудового дня. И потянулся, убирая ломоту в суставах после «долгого сна». И зевнулось…

Злосчастное зеркало попало под взгляд – точка увеличилась до размеров полтинника.

- Час от часу не легче, - взглянул на покойную – там без изменений, и неизвестно, когда её попустит, т. е. она успокоится, перестав корчиться перед моими глазами.

Настенные часы больше не отмеряли земное время. Очевидно, дав начало новому дню, стрелки остановились. Но почему? Ответ понятен: завод кончился. Но часы, старые на вид, не имеют: ни цепочки с гирьками, ни отверстия для ключа на лицевой стороне. Пожал плечами – как-нибудь потом, уже в квартире, разберусь. Вернулся в кресло, и продолжил наблюдать за зеркалом. Человеческое любопытство, конечно, не имеет границ – это констатация, во всяком случае, мне так кажется. И всё-таки…

Долго ждать не пришлось: вскоре чёрное пятно начало стремительно увеличиваться в размерах. Когда оно собой заполнило половину поверхности зеркала, ожидание неизвестности уступило место раздражению:

- Чем служит кусок крашеного стекла?

Дверью в мир тьмы?

Границей между Началом Хаоса и Концом Порядка? Или наоборот?

 

Эх-х! Нужно было, увидев письмена на зеркале, проанализировать его появление в этой дыре!

Комната сначала осветилась ярко-голубым цветом, затем заиграла алыми сполохами, но, спустя пару минут, небесный свет вновь заполнил помещение. Стены начали мерно раскачиваться, горизонтальные плоскости и мебель – завибрировали. Кинул взгляд на окна – кто-то невидимый беззвучно растягивал решётки, словно меха гармошки.

Развязка, неожиданно приключившейся истории, лежит в трёх метрах от меня, но она тоже хочет скорее подвести черту под неожиданным сценарием сегодняшней ночи, только с пользой для своего дела.

Вновь начала скрипеть кровать, под телом, упорно пытающимся встать. Активность тёщи значительно возросла. Раз за разом предпринималась попытка оторвать голову от подушки, но проделанные усилия сводились на нет: приподнявшись, она бессильно падала. С периодичностью в полторы-две минуты её веки приоткрывались, и глазами, широко раскрытыми и закатанными кверху, она косилась сначала на меня, потом на зеркало. Губы беззвучно шептали. Пальцы поднимались немного кверху, прижимались к телу и начинали двигаться к шее. Создавалось впечатление, что они натыкались на раскалённую преграду, и, обжегшись, возвращались в исходное положение. И так без остановки: пальцы вверх, потом к горлу и резко вниз.

Вздохнув, повернул голову в сторону кровати, и нисколько не стесняясь и, самое главное, не боясь, обратился к мёртвой родственнице в упрямой уверенности – её похождения в этом мире уже закончились:

- Ночь давно вступила в свои права. Но что же это такое творится: вылазка сил Тьмы, элементарный набег, или начало войны против рода человеческого? И если война, то теперь судьбы бедных славян и богатых янки напрямую зависят от моей участи? И до утра исход судьбы и тех, и других – неясен.

 

Бросил короткий взгляд на появившуюся новую причину беспокойства – зеркало полностью стало чёрным. В центре появилась поперечная полоса, состоящая из приближающихся маленьких светящихся точек. По мере приближения, полоса расширялась, а точки превращались в яркие звёздочки; позади них тьма медленно обретала контур движущейся огромной массы из трёхмерных продолговатых прямоугольников. Спустя несколько минут, прямоугольники уже выглядели не геометрическими фигурами, а стаей… Слово «стая», по-моему, напрасно применил, потому, как приближающиеся объекты были сильно похожи на чёрные брёвна, в торце каждого из них светилась пара маленьких фонариков. Но брёвна не могут ни летать, ни левитировать, по крайней мере, в нашем мире.

Чем ближе нечто приближалось из глубины зеркала к краю, тем явственнее его отдельные… части обретали черты гуманоидных существ.

Несмотря на общий тёмный фон, сзади двигающейся плотной массы пришельцев, довольно отчётливо подвергалась рассмотрению ближайшая особь, приблизившаяся к оборотной стороне зеркала. Огромная голова. Низкий скошенный лоб, покрытый шерстью. Небольшое скуластое лицо, заканчивающееся внизу острым, выпирающим далеко вперёд подбородком. При шевелении тонких губ, виднелся оскал двойного ряда белых клыков, загнутых вовнутрь.

Надо полагать, если у меня появится охота, то лишь стоит протянуть руку, и я смогу погладить волосы путешественника ночи. И тут же поймал себя на мысли, что мне очень хочется прикоснуться рукой к зеркалу. Очень. Или просто протянуть её в его сторону. Это было сравнимо с желанием юнца, познавшим женщину, и долгое время страдающим от того, что её нет рядом, от того, что он не может сию минуту наброситься на её тело, от того, что он не может просто прикоснуться к ней...

 

В отсветах далёких молний были видны всё новые и новые ряды приближающихся существ, наверняка жаждущих прорваться в наш мир. И чем ближе они подступали, тем шире свои границы раздвигал горизонт чужого мира. Появились густые россыпи далёких звёзд. Я долго изучал звёзды в тёмном провале зеркала, пытаясь найти знакомое созвездие, но, увы. Завораживающая картина…

- Зачем она их призвала? Только для того, чтобы меня забрать с собой, или оставить человечеству память на многие века, погрузив Землю в царство мрака и хаоса?..

При тщательном визуальном исследовании, в принципе, они всё равно были на одно лицо, как китайцы для европейца. Жёлтые глаза из-за контраста с чёрной бездной казались фонариками. Сильно выступающие скулы усиливали треугольную форму лица. Уши, удлинённые и остроконечные, беспрерывно мелко вибрировали. По углам широкого лба выступали короткие отростки, схожие на рожки.

Да, не схожие, а так оно и есть: рожки! И если ими ткнуть человеческую плоть, то её обладатель пострадает.

Кисти рук, сложенных на груди, с удлинёнными пальцами-подушечками скорее напоминали когтистые лапы, чем конечности гуманоида. А из локтей торчали по три изогнутых шпоры, напоминавшие индейские ножи для скальпирования.

Одна мысль о встрече тет-а-тет с подобным человекоподобным существом заставляла нервничать.

 

- Но их тысячи тысяч! Армия вторжения? И если они ворвутся в наш свет, то героям «Войны миров» дядюшки Уэллса земляне смогут лишь позавидовать…

Вкралось подозрение, что я являюсь невольным свидетелем атаки на Землю, или очевидцем переселения однажды великого народа?

Судя по внешнему виду, они – порождение современной фантастики. Но фантастика, любого формата, должна находиться на столе писателя или читателя, в крайнем случае – издателя, а прибывшие личности – Das ist der Fantastik1, вот – рукой подать. Поэтому у меня, как у прямого участника события, закономерно возник ряд вопросов, связанных со сценой моей смерти:

- Они мгновенно меня разорвут на части?

Или будут медленно вкушать, наслаждаясь каждым кусочком свежей человечинки?

Или обойдётся лишь высасыванием крови? И что потом из себя может представить тело без животворящей жидкости? Так, рабочий материал для производства зомби. Однако, судя по строению челюстей, они не относятся к вампирам. И, вне сомнений, они уже прибыли на конечную остановку, а если всё-таки сюда проникнут – начнётся нескончаемый караван смерти.

 

1 Это фантастика (нем.).

 

Существа, возникшие из ниоткуда – демоны? Слуги тёмного Хаоса? Люди тысячелетий или дети Тьмы, обретшие новые знания и потерявшие всякое сходство со своими прямыми потомками – земными смертными? - я задавал сам себе вопросы, в которых по сути уже был заложен ответ.

Сегодня в этом доме всё происходит одинаково – неожиданно. На этот раз мой разум заполнила чужая просьба:

- Это так легко: протяни нам руку, и ты познаешь смысл жизни. Всего лишь руку, друг...

Овал зеркала заполнился зовущими лицами. Время от времени тёмная масса за лицами колыхалась, и тогда за каждой головой просматривалось тело, подобное человеческому, вытянутое в струнку. Да, они действительно отдалённо напоминали штабель брёвен, только не касались друг друга. Вероятно, зеркало исполняло роль своего рода аэродинамической трубы: существа мчались навстречу воздушному потоку на плащах-крыльях, и казалось, что вот-вот они все вместе упадут на пол неизвестности, либо прорвут последнее препятствие...

- Вы – демоны. Вам нельзя в наш мир. Иначе вы откроете сезон охоты на людей.

- Мы не демоны. Мы совершенно не те, о ком ты думаешь. Это точно так, если бы ты пришёл в наш мир, тогда был бы демоном для нас.

- Нет. Увольте. Я не могу быть демоном. Я не летаю, и… и по сравнению с вами – даже очень симпатичный.

 

Попытался их сосчитать, благо беззрачковые глаза ни у кого, ни разу не моргнули, только мерцали, словно жёлтые фонарики, но количество этих посланников тьмы постоянно менялось. Вместо одного лика, внезапно появлялось два, а то и три. Они напоминали инфузории под микроскопом: всё время в движении. За первым рядом просматривался второй, за вторым – третий, и так далее. Но в каждом последующем ряду их было гораздо больше, чем в предыдущем. А за овалом зеркала просматривалась бесконечность, заполнявшаяся рядами невиданных монстров, приближающимися спаренными точками.

- Клином летели. Как гуси. Гуси, правда, питающиеся человечиной.

Зеркало импульсивно передавало сигнал. Просьба демонов (в этой версии я был уже уверен) заполнила каждую клеточку мозга. Уже тело насквозь пронизано сторонним желанием, пытающимся подавить мою волю. Не знаю, сколько смогу ещё выдержать этот сумасшедший натиск, но мне кажется, что я неспешно впадаю в гипнотический сон. Зажал уши, но это лишь детская уловка. Я просто тону в огромном чане, наполненном чужой мольбой:

- Протяни нам руку, и ты узнаешь, что такое Истина и настоящая История Земли. Стоит только захотеть – перед тобой откроются иные миры. Твоё желание, и можешь стать одним из нас.

- И я увижу родного брата и Энея?

- Всего лишь жест рукой: и также Диогена, и Орфея, а если хочешь, вкупе с ними: и Сократа, и Платона.

- Но тогда вы не из другого мира, а из Аида, и мне с вами не по пути!

- Напрасно. Напрасно не желаешь с нами ты, - приблизив лик, демон улыбнулся, страшно оскалив рот.

Не улыбка – это просто ужас, которому предстоит слишком долго следовать по пятам в памяти моей. И словно за ней, я увидел тысячи костров, какими нас пугают в столь милых сердцу и дорогих церквях.

- Ты увидеть сможешь не только славу несгоревшей Трои…

 

Странно, но они, будто заглянули в душу, узнав её содержимое, хранимое за семью замками от посторонних людей, и несколькими несложными словами озвучили моё тайное желание. Наверное, поэтому услышанная песнь сразу и напрочь отбила давнее влечение к исследованию иных миров.

- С другой стороны, годом раньше, годом позже всё равно умирать придётся, а вдруг действительно можно в одночасье постичь неведомое земной науке? Если в начале контакта не поддался на уговоры, то сейчас я думаю о том, сколько задач можно было бы для человечества моментально решить? - оторвав взор от зеркала, повернулся (стоит заметить, что это движение стоило мне немалых усилий) в сторону Архиповны, превратившей кровать в мини-батут. И понял, что чуть было не согласился на уговоры демонов. - Обычный обман на каждом шагу. Что наш мир переполнен ложью, что – их, иной, рвущийся через полуоткрытый проход.

- Мы никому не принесём зла. Мы возвращаемся домой.

- Вы – на Родину? Бред несусветный, - еле сумел выдавить из себя. В горле пересохло. Зов становился всё сильнее. Зеркало начало прогибаться вовнутрь комнаты, сначала слегка, затем всё сильнее.

- Мы хотим домой. Не бойся. Открой. Всего лишь руку…

- Всё продумала, всё просчитала…

Это её козни, заранее спланированные. И если эти существа пробьются, то, в первую очередь, от меня даже пуговок не останется. Да что там я?! Они похожи на вервольфов. А при их встрече неизвестно: осталось бы поле боя за оборотнем.

От зеркала послышался вибрирующий звук, как от камертона, только усиливающийся. Через пару минут раздался стройный, громоподобный шёпот десятков голосов:

- Повелительница, ты звала – мы пришли. Открой дверь.

Поняв, что я – бастион на их пути, с немалой долей издевательства спросил у волны чудовищ, остановившихся перед границей своего мира:

- Мне придётся просить пощады за грехи этой старой… мегеры, так ли?

 

Не знаю, кто ответил, но ледяной ответ родился в моём сознании:

- Мы были первыми на этой планете, но теперь в нашем отражении становится тесно. Милосердие нам не чуждо. И мы никогда не упускаем любой представившейся возможности вернуться в свой мир. Земля, в твоём понимании, – это наш мир. И сейчас хотим одного – вернуться. Не становись на нашем пути, иначе нам придётся разрушать. И сможешь ли ты себе, хотя бы на мгновение представить силу нашего мщения?

Трудно было противостоять мощному потоку дьявольской энергии, заставляющему приподнять руку. Очень трудно. Особенно, если нечто, пронзая сотнями пар пронзительных глаз, пытается парализовать волю, и в то же время, ласковой змеёй вползая в душу:

- Протяни руку и будешь отблагодарён вместе с отпрысками. И ты узнаешь о своих предыдущих воплощениях. У тебя немного вариантов: или ты живёшь, как хочешь, или от тебя не останется даже памяти на Земле. Всё равно когда-нибудь проникнем в ваш мир, но мы не забываем тех, кто становится на нашем пути.

Зеркало… ожило (день открытий и удивлений! Бойтесь, люди, 23-го февраля) и, как резиновое, начало выгибаться, затем возвращалось в прежнее состояние. Амплитуда этих колебаний становилась всё больше, а частота – меньше, и вдруг оно, завибрировав, начало издавать гул. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: зеркало долго не выдержит – лопнет, и тогда демоны всей массой прорвутся в наше измерение. И тогда… Что тогда наступит, об этом даже страшно подумать.

- Не сдамся!

Гнев и ненависть, ко всему происходящему в спальне, медленно наполняли каждую клеточку моей плоти, вытесняя предложение демонов. Они должны увидеть и понять, что я не боюсь их. И тогда у меня точно появится шанс.

- Нужно защищаться!

Но как? Что в таких случаях необходимо предпринять?

Неизвестно, потому как прецеденты отсутствуют.

 

Иногда охватывало ощущение, что я не справлюсь с неимоверным напряжением и сдамся. Казалось, ещё немного и моя воля не выдержит, рухнет под натиском демонов, и порывы ледяного ветра обрушатся на этот городок, круша всё на своём пути, словно буря, разметающая тлеющий костёр. И погаснет жизнь в этом крае…

Прогнувшееся зеркало попробовал перекрестить – оно выровнялось. Только начался обратный процесс – вновь перекрестил, результат тот же. Работает крест животворящий, несмотря на то, что я – нехристь, т. е. некрещёный

Посмотрел на кровать – убедиться, что тёща ещё лежит в постели, а, не открыв Второй фронт, змеёй подползает ко мне сзади, чтобы вцепиться зубами в ногу.

На ложе пока без изменений. Архиповна явно пыталась звать пришельцев тьмы на помощь. Её тело билось в непрекращающейся волне судорог, пытаясь встать и исполнить свой последний долг, как я понимаю: открыть дорогу демонам в наш мир. Она тщетно старалась снять крестик с себя, и поднять руку навстречу своим верным слугам, или соратникам…

И тут я себя по лбу хлопнул кончиками пальцев правой ладони. Есть такой жест, означающий, что я вспомнил, или: как же мог забыть?

- Крестик своё дело сделал? И ещё как выручил! Нужно попробовать перекрестить зеркало – может быть, тоже отстанут? Должен же мелок поработать…

Я дождался, когда зеркало приобрело более-менее ровную поверхность, вплотную подошёл к нему, и выхватил из кармана мелок.

Передние ряды пришельцев пристально следили за движениями моей руки. Лишь протянул её в направлении зеркала, и мгновенно вся масса устремилась, можно сказать, прямо на меня. Но я через всё зеркало посередине (вдоль и поперёк) мгновенно провёл две черты, означающие крест. На раме след от мелка хорошо обозначился, правда, на стекле остались еле видимые полоски.

Реакция гостей оказалась непредсказуема. Ровные ряды распались, а в комнате возник звук пролетающего пчелиного роя. Если гости заволновались, следовательно, мои действия на правильном пути. По увеличившемуся количеству демонов у зеркала (с другой стороны), можно утверждать: они усилили натиск, но теперь снаружи их сдерживает не моя воля, а простейшая меловая фигурка. Пока сдерживает.

- Вот и вся Родина…

(Продолжение следует)

Часть четвёртая: http://www.dzerghinsk.org/blog/dom_u_perekrjostka_ch_4/2017-08-15-1122

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter!

Теги: тёща, покойник, бес, Хаос, мрак, кровопийца, покойная, тьма, ирод, Склеп

Оставить комментарий

Комментарии:

Всего комментариев: 0
avatar