Дзержинск - город шахтеров

Сегодня: Вторник, 26.09.2017

Дом у перекрёстка (ч. 5/1)

Дата: 16.08.2017 Просмотров: 84 Блоггер tihon-skorbiaschy0

Без устали свой суд она творит:

Нужда её торопит ежечасно,

И всем она недолгий миг дарит.

Её-то и поносят громогласно,

Хотя бы подобала ей хвала,

И распинают, и клянут напрасно.

А. Данте. Божественная комедия, Ад,

Песнь седьмая

Осознание собственной беспомощности в стане диковинного врага ещё сильнее укрепило волю к сопротивлению. Утешает лишь тот факт, что силы, рвущиеся в наш мир, лишены поддержки с этой стороны, и малообъяснимый магический форпост должен выдержать натиск пришельцев из Хаоса. Если же зеркало не устоит, а нечисть заполнит комнату огромной массой, то купол должен выстоять. Полагаю, что обязательно выдержит. Страха не ощущал. Несмотря на то, что появилось чувство растерянности перед необъяснимым свершившимся фактом, я, переборов себя, перестал обращать внимание на скрежет когтей по тыльной стороне зеркала.

- Мы живём в век технического прогресса, а какие-то типы, из сказочного семейства демонов рвутся в наш мир. Вот они – рукой подать.

Ну, покойная бросала карты – на Судьбу погадать. Чужие слёзы, встречи, хлопоты, казённый дом… Про грядущее подсказать. Что тут удивительного? Греха нет в этом баловстве. Наоборот: утеха женскому сердцу. Вернётся домой от Архиповны иная чудачка – печаль оставит за порогом. И разве это не радость в доме, когда хозяйка вновь живёт ожиданием радости, а не скорби?

Кто картами не балуется? И розгами за эту шалость никто не сечёт.

Ну, угадывает. Допустим, результат совпадает. Часто угадывает – просто везёт. Встречаются же игроки-везунчики в истории.

Или как там, в фольклоре? Да, в картах везёт дуракам и пьяницам. Она даже к вину не прикасается. Но и дурой не назовёшь. Круглой точно не обзовёшь.

Зевнулось. Захотелось спать. Но сейчас, даже вздремнуть – непозволительное безрассудство.

 

- Моим гостям ночь силы даёт. В это время суток люди давно расползлись по своим уютным норам, забывая о пустынных улицах. Отдаваясь во власть сна, они проваливаются вглубь колодца путешествующего подсознания.

Тут осталось-то всего времени до утра, - я закатил рукав, чтобы посмотреть который час, но стрелки остановились одновременно с настенными часами. - В другом мире – иное время, отмеряющее чужие жизни неведомыми мерками?

Надо же в такой переплёт попасть! Вместо посиделок у трупа мамы, пришлось самому себя в склеп заточить, и вдобавок вступить в поединок с чужой смертью. Сказано, конечно, громко, но чем чёрт не шутит – неизвестно, какой сценарий дальше разыграется в этих стенах?

- Совершенно правильно мыслишь, смертный. Спрятался. Думаешь, что поможет? Отвергнув поцелуй тёщи, ты даже представить себе не можешь, какие разбудил силы, пришедшие защитить старую беспомощную женщину, - раздалось откуда-то сверху, но прозвучало совсем по-человечески: мирно и тихо.

Подняв голову, обнаружил особенную гостью, в вертикальном положении висевшую в воздухе. Я сразу узнал её, и принял этот визит, как должный, но, без дрожи в голосе, прищурив глаза, удивлённо спросил:

- Ты кто – джин?

Задал тупой вопрос, стараясь помедлить время, чтобы… Я не ведаю, что в данной ситуации должно означать слово «чтобы», или какие слова нужно произнести после «чтобы», потому что… Потому что между кроватью и зеркалом, висела…

Нет, не висела. Так говорить, во-первых, неуважительно по отношению к ней, а во-вторых, чистое безрассудство.

 

Между кроватью и зеркалом находилась Её Величество Смерть, в своей повседневной одежде, и с неизменным атрибутом. Необычное лицо, умное и красивое, подчёркивало царственное величие прибывшей особы.

Конечно, понятно и без вопроса, что если госпожа Смерть появилось именно тут, когда события начали развиваться не по определённому сценарию, запланированному, чёрт его знает кем, то при её обладании неимоверными возможностями, скоро наступит развязка. Печальная развязка.

- Узнал я, вас, Ваше Величество, но спросить просто был обязан. Потом узнал…

- Ведаю о тебе, как о смышленом человеке, поэтому не стоит объяснять: зачем я, бросив все дела, и, закрыв глаза на все людские проделки, сюда примчалась? А вас, землян, ведь и на минуту одних оставить нельзя.

Я честно молчал, наклонив голову, старался не смотреть ей в глаза, и в то же время, не выпуская из вида. Хотя именно глаза, глубоко посаженные с тяжёлыми ресницами, удивляли больше всего из её внешности. Если бы она была земной женщиной, то в них немудрено было и утонуть. Огромные, цвета пережаренного кофе, светящиеся мягким светом, притягивая магнитом, – могли с ума свести даже… ненормальную аскетирующую личность.

- Я старалась быть великодушной. Как могла, оправдывала твои ошибки. Пыталась незримо оберегать тебя, несколько раз сохранив жизнь, если не ошибаюсь – восемь раз. Прощала твои нерадивые поступки. Закрывала глаза на слабости и шалости. И всё это делалось, ради одной минуты – минуты смерти твоей родственницы!

Я предвидела, что именно так свершится! Но не подозревала, что ты окажешься настолько упрямым.

 

А теперь, в благодарность за сохранение своей никчемной человеческой жизни, вспомни всё, чем обязан мне, и протяни им руку. Будь достойным благородным мужем.

- Ваше Величество, спасибо вам за всё, что Вы сделали для меня! Уж кто-кто, а я всё отчётливо помню. Но… это родственница, - посмотрел на кровать, - самостоятельно решила пожертвовать мною, бросив на заклание тем? - Спросив, осторожно показал большим пальцем в сторону зеркала.

- Если придерживаться простых и точных формулировок в человеческой речи, то не на заклание, а на алтарь Земли. И сегодня, ради будущего самой планеты, гибнут миллионы существ в разных измерениях. Буду честна: к человечеству очередь только подошла. Так что не обессудь…

- Всё равно на алтарь, - подметил про себя, имея в виду ритуальное жертвоприношение.

- Только истинные дочери демонов Тьмы превращаются в настоящих колдуний, подчиняющих человеческую природу. Твоя родственница – одна из них. Следующая – её старшая внучка. Это закон! Они будут рождаться через поколение до тех пор, пока лёд или огонь не сотрут человечество с лица Земли. И тогда поднимется новый мир. Мир совершенных существ – настоящих хозяев Земли, - она перстом указала на зеркало.

Я скосил глаза на Архиповну. У той, видимо, то ли гордость, то ли сентиментальность, выдавила слезу. Из левого глаза выкатилась слезинка. Чёрная! За ней – другая. Её Величество, перехватив мой взгляд, тоже посмотрела на покойницу, и, изменившись в лице, добродушно рассмеялась.

Смех Смерти, наверное, нет ничего ужаснее на свете! Воздух в доме завибрировал. Где-то за окном ударили молнии, бледными сполохами освещая двор.

 

Перестав улыбаться, Она вздохнула, и тоном учителя, вытягивающего двоечника на «тройку», мягко спросила:

- Ты хоть что-нибудь понял?

- Да, - робко ответил я, - после вашего краткого стороннего объяснения, исходя из мистической реальности, многочисленные странности поведения тёщи обрели логическое объяснение. Но как переделать мир, если людям, находящимся в постоянном поиске куска хлеба, трудно изменить своё мышление?

- Хороший вопрос, - отметила Её Величество. - Самый лёгкий и короткий путь для человечества – всё стереть и начать заново.

- Стереть? Уничтожить?! – я невольно вскрикнул, удивлённый озвученным рецептом исцеления человечества. - Так просто?

- Да. Так было всегда. Безболезненно освободить настоящий мир от пороков – задача практически невыполнима.

Двадцать веков тому назад начался эксперимент. Ничего не выходит.

Две тысячи лет ушло только на то, чтобы попытаться сделать мир добрее. Многие десятки миллионов людей погибли в войнах, сотни тысяч взошли на костры и виселицы – всё напрасно.

Сын Бога, - Смерть подняла указательный палец вверх, подчёркивая значимость самопожертвования, - умер в муках, служа уроком смертным. Ничего не помогает.

- Не в ту землю Он пришёл, - я робко вставил, воспользовавшись секундной паузой.

Её Величество взглянула на меня…

И настолько её взгляд был красноречив, что мне показалось: я изложил угодную мысль, которую она долго носила в себе и не могла озвучить в виду своего значимого статуса.

 

- Зачем так устроен мир? - не меняя тона, вновь задал два вопроса. - Не проще ли было двадцать веков тому назад объяснить людям природу причин?

- Если этому миру, - Её Величество сделало ударение на последних двух словах, - попробовать дать ещё один шанс, то сначала нужно упразднить деньги, как основной источник человеческих пороков. Но вы не готовы к подобному шагу.

Крайне трудно представить, насколько и как изменится Земля, если люди вдруг узнают: кто и зачем создал её и их тоже?..

- Вот и все ответы, - подумал я, узнав, что мои потомки примут прямое участие в подготовке конца света.

Неожиданно в воздухе запахло гарью – не гарью, но не серой – это точно.

Из дверного проёма выплыли две старушки, тут же взвились под потолок, и принялись легко порхать бабочками по комнате. Смотря на их немыслимые кульбиты, почувствовал некоторую обиду за оскорбление законов гравитации.

Довольно симпатичные бабушки, среднего роста, чем-то похожи на современных монашек, да и одеты подобающим образом, только в светлом одеянии и не во власяницах. При первом взгляде на их одинаковые тонкие носики, и голубые глазки, не могло подвергаться сомнению, что они: либо близнецы, либо погодки. Зрачки глаз ничем не отличались от человеческих. В остальном: черты лица, совсем как у людей, только тела слишком худенькие. А длинные седые волосы, выбивающиеся из-под чепца, свободно развивались при каждом движении.

Было в незваных фуриях нечто знакомое, такое классическое из сказаний о потустороннем мире, но я никак не мог припомнить… Нет-нет, ни в коем случае наши пути не могли пересекаться – у меня в кармане не лежала контрамарка на тот свет. И всё же они мне кого-то напоминали…

 

- Госпожа, прости за дерзость, мы желаем тебе помочь, - в унисон они отрапортовали о своём появлении. - Нас позвали. - Синхронно ткнули пальцами в мою сторону.

Соглашаясь, властительница благосклонно кивнула головой.

Я же в душе возмутился: «Мало того, что явились без спроса, так ещё имеют наглость ссылаться на моё приглашение».

Но в противоположность Её Величеству, прилетевшие фурии показались некими молодушками-веселушками, мимика которых выражала удовлетворение от встречи со мной. Они ворвались в спальню, появившись из ниоткуда, как и госпожа Смерть. Но вместе с ними комнату заполнило ощущение старого праздника: с демонстрацией, неподдельной радостью, цветами, шутками и песнями. Кажущееся миролюбивое настроение поначалу даже расположило к ним, и я сравнил их с солистками ансамбля «Ивана Купала». Глядя на их добродушные лица, могло показаться, что сейчас в руках появятся гусли, и они запоют «Велик день» или «Кострому».

Что можно сказать о человеке, если у него: улыбка до ушей, озорной блеск в глазах, а, висящее в воздухе, «хи-хи, ха-ха» переполняло комнату, словно вода, льющаяся через край ведра?

Я ещё подумал, что лучше не было бы места в мире, как на том свете, если бы все тамошние жители были такими весёлыми и озорными.

Взвившись под потолок, помощницы Смерти принялись летать вокруг купола, будто ласточки, не зная физической усталости и убыстряя полет. А потом я оказался зрителем премьеры сказки. Тела фурий вытянулись, утончились, и они, взяв друг друга за ноги, образовали вращающееся кольцо. Затем опустились ниже середины высоты комнаты. У вращающихся старух медленно провалились глаза, словно их вообще никогда не существовало. Лица стали вытягиваться, нос исчез. Из уголков, сквозь тонкую прорезь рта, появилось подобие клыков. Вскоре кольцо утончилось до толщины среднего каната, который, вращаясь, подобно шкиву принялся крутиться, перетирая купол, на уровне моей шеи. Скорость вращения возросла. Зубки бабушек принялись за работу. В воздухе повис знакомый запах – так в армии плексиглас пилили нитью. Ай да хохотушки!

 

Моё первое впечатление о старушках оказалось обманчивым. В тихом омуте черти водятся…

Работа по уничтожению моего убежища начала давать первый результат. На внешней стороне, до этого времени невидимого купола, появилась еле заметная бороздка, на фоне белой ленты, и начавшая углубляться и расширяться. Заработала мощная своеобразная циркулярка наоборот – невидимые человеческому глазу зубья пытались сделать невозможное.

- Что делать? Что же делать?!

Я попытался вспомнить единственную молитву, которую когда-то старался выучить, но тогда у меня, из прикосновения к религии, так ничего и не вышло. Однажды вечером раз двести прочитал. Вроде бы запомнил, но утром, поднявшись с постели, не смог правильно повторить ни одной строчки. Сведущие люди объясняли данный факт тем, что во мне бес сидит. Ну да, легче всего свалить даже собственное бессилие на того, кого рядом нет и в помине.

Крикнул, что было силы:

- Вы! Все вернитесь в свой мир! - и после необычного вступления, силился, то ли читать, то ли декламировать «Отче наш».

Иже еси на небесах.

Как же там дальше? Мозг стремился спасти своего хозяина, тщетно пытаясь вспомнить спасительные строчки, а с языка готово было сорваться «Боже царя храни»…

Спаси меня от блуда, от дьявола...

Нет-нет, не так.

Иже еси на небесах

Да святится имя твое, да будет воля твоя.

 

В зеркале, среди мелькающих демонов, появились твари, более рослые и ужасные на вид. Обнаружив новых действующих лиц, я прошептал:

- Тяжёлая артиллерия прибыла на помощь, - но глянув на Её Величество, безмятежно взиравшую на меня, добавил: - Хотя, тяжелее уже не может быть…

Да придет царствие твое...

Прибывшие демоны поднажали со своей стороны зеркала. Оно опять медленно подалось вперёд…

- Да будь ты, мама моей жены, трижды!..

В ответ послышался знакомый клекот орла…

- Отче наш иже еси на небесах, - прорезь всё явнее вырисовывалась, - да святится имя твое...

Её Величество довольно улыбнулась – скоро окошко откроется, из-за которого ей пришлось оторваться от важных дел.

- Сейчас, дорогой, ты познаешь горечь наказания за то, что не слушаешься старших. Мне жалко, что я не смогла продлить ей жизнь. Очень жалко. И ты сейчас, возможно, тоже кое о чём пожалеешь. У нас пока ещё времени предостаточно. А моим помощницам осталось уже совсем немного.

- Ваше Величество, убейте его! Вы же можете! - прыжком опустившись на пол, Первая старушка обратилась к госпоже, задрав голову вверх. - Что Вам стоит? Раз – и конец канители.

От весёлости фурий, бьющей ключом, у меня закружилась голова, и я, оступившись, чуть было не свалился за купол. А что сулили их взгляды, не трудно догадаться, если, конечно, они доберутся до своей жертвы.

- Во-первых, он кровью породнился с нашей слугой. Закон нельзя нарушать даже мне!

Во-вторых, как он, мёртвый, снимет крест с вашей сестры? Или, может быть, ты попробуешь снять его? - и Её Величество улыбнулась. И страшна была эта улыбка…

 

Энергично погрозив мне кулачком, через пару секунд старушка вновь включилась в работу.

Судя по кругам, нарезаемыми старушками со скоростью домашнего токарного станка, вывод был один: они не блефуют.

- И ничего в этой работе нет предосудительного. Дьяволицы просто выполняют своё дело. Усердно трудятся. Но я на их месте, конечно, двигался бы быстрее, - рассудил я, уверенный в собственной безопасности. А потом, сделав оценку своим мыслям, добавил: - Дуралей.

- Между прочим, – твоё рассуждение стоит рассмотреть, как вариант нашего будущего сотрудничества. Но если нам не поможешь, то я вскоре помогу тебе присоединиться к ним. Будет довольно приятное трио. Ты всегда будешь при деле, а присутствие рядом со мной означает одно: бессмертие. Ведь ты же у меня втайне просишь лишних лет прибавить. Но их-то нужно заслужить? А дармовщины, при исполнении подобного желания, не бывает. И не предвидится. А как насчёт того, чтобы поработать? Помоги зеркалу освободиться от своего груза, и у тебя появится реальный шанс.

- О, Господи! Она ещё и мысли читает?!

- Не поминай имя его всуе! - Её Величество несколько раз подняла и опустила косу, словно указывая куда-то вверх, где в небесах должен обитать тот, кто давно принял на себя грехи человечества. - Откажись от внутреннего противоречия.

Тон, каким она начала говорить, заставил меня подумать, что жутко много осталось недосказанным, поэтому выбор, по всей вероятности, у меня довольно ограничен: новая рубашка для души, или кончина.

Я глубоко вздохнул, осознавая, что призовут меня на суд Божий раньше срока лет на сорок; и моя смерть явится удивительным уникальным вариантом: в один день с тёщей.

 

- Но если зять умирает одновременно с тёщей, то его за это чудо, минуя множество бюрократических проволочек, нужно сразу причислять к лику святых.

- Полегче там с сарказмами, - раздался голос Её Величества.

Примерно к исходу часа хлопотливой возни хохотушек с моим убежищем, уверовал – они не несут мне явную угрозу. И как я понял: тёща тоже не боец, пока человеческая рука не снимет с неё крест.

Мысленно воздал хвалу тому, кто обронил, или подбросил крестик туда, где его никогда не должно было быть.

Демоны, по ту сторону зеркала, пока нейтрализованы. Скорее сам себе руку отгрызу, чем её им протяну. Идея нарисовать крест на зеркале, конечно, сработала на отлично. Правда, пришлось поволноваться…

Осталась опасность лишь со стороны Её Величества. Не знаю, какими мотивами она руководствовалась, наблюдая за моим кажущимся сопротивлением. Нельзя даже предполагать, что Она не могла бы легко уничтожить человеческую особь.

Что человек представляет для сил иного мира?

Букашка! Тьфу! Наступил на неё, и нет царя Природы – одно мокрое пятно останется…

Но Её Величество?! Требуется исключительно её желание!.. И всё! Один взгляд! Да, дунула, и следа не осталось бы от меня, лишь одна семейная память. С другой стороны, им нужен живой человек. Сегодня! Здесь! Сейчас!

Тёща могла вместо меня, обойтись Антипом?

Могла. Но изначально её проект неправильно пошёл. Ей захотелось одним выстрелом убить двух зайцев. И демонов впустить в наш мир, и меня… в общем, чтобы внучек осиротить.

Но из-за совокупности чьих-то желаний и некоторых деталей, оказавшихся в нужное время и в нужном месте, не сложилось!

Неожиданно Вторая старушка резко остановилась, и взвизгнула:

- Кажется, я зуб стёрла! - боевито погрозив кулачком, проворно встала у меня за спиной, и начала на круге ногтём (если только его можно было так назвать) выводить круги, и непонятные узоры, похожие на математические формулы и диаграммы.

- Из учёных, что ли? - среагировал я, развернувшись. Почувствовав угрозу в новых действиях, для начала прожёг её взглядом, чтобы… хотя куда уж их больше злить, а потом начал язвить, пытаясь помешать:

- Ковалевская Софушка2, или Келдыш Людочка3? Ты, чьих будешь?

- Пошути-пошути, пока ещё шутится, - сверху раздался голос, известно чей…

 

2 Софья Васильевна Ковалевская (урождённая Корвин-Круковская; 3 /15/ января 1850, Москва – 29 января /10 февраля/ 1891, Стокгольм), рус. математик и механик, с 1889 года иностранный член-корреспондент Петербургской Академии наук. Первая в России и в Северной Европе женщина-профессор и первая в мире женщина – профессор математики. Автор повести «Нигилистка» (1884) и «Воспоминания детства».

3 Людмила Всеволодовна Келдыш (12 марта 1904, Оренбург – 16 февраля 1976, Москва), сов. математик, д. ф.-м. н. (1941), проф. (1964). Сестра М. В. Келдыша (одна из семи детей генерал-майора Всеволода Михайловича Келдыша).

Окончила физико-математический факультет Московского университета (1926). Работала в Московском авиационном институте (1930—1934) и в МИАН АН СССР (с 1934 г.). Крупный специалист в области теории функций действительного переменного и теоретико-множественной топологии. Основные труды по В-множествам. Награждена орденом Трудового Красного Знамени.

 

Старушка, не обращая внимания на мои колкости, продолжала проверять свои магические способности, мрачно шепелявя под нос абракадабру на латыни (латынь ни с каким другим языком не спутаешь).

Попытался заглянуть ей в глаза, и таким манером отвлечь от дела, заставив сбиться, и начать сначала. Меня, свою жертву, она просто игнорировала. Я повторял её движения, следуя за ней внутри купола. Улучив момент, нагнулся, пытаясь поймать взгляд фурии, и сохраняя равновесие, прикоснулся ладонью к стене. В тот же миг она, пронзительно завизжав, отскочила от купола, тряся кистью руки. От места, где она творила нечто, пошёл лёгкий дымок.

- Ваше Величество! Он мне чуть руку не спалил! - сердито надув губки, фурия, подняв кверху, показала сухую ладошку, на которой красовалось пятно ожога. Там той ручки: несколько косточек, обтянутых, чем-то похожим на человеческую кожу, местами, словно побитой молью. Испепеляя меня карими глазками, дула на обожжённое место.

С изумлением посмотрел на свои ладони. На них виднелись полустёртые кресты. Хоть убей, не помню, когда я их нарисовал мелом. Опять вовремя проэкспериментировал.

Первая старушка спустилась вниз, встала напротив меня, и начала раскачиваться из стороны в сторону, будто бы ловя момент, чтобы прыгнуть и оказаться за моей спиной. Я знаю, что это невозможно, но… Но достал мел, и незаметно для неё обновил кресты на ладонях, а потом резко выкинул ладони перед собой, игриво ловя своего… палача.

Объект моей шутки, мгновенно отпрянул.

- Хорошая реакция у бабушки, - удивлённо отметил.

А потом она показала неприличный жест, повертев указательным пальцем у виска, и произнесла обиженным тоном, что меня повергло в шок:

- Идиот!

 

И так было это хорошо и внятно сказано… с душой, с интонаций, подобной всплеску эмоций очень оскорблённого человека. Я взглянул на Её Величество – она улыбнулась одними уголками губ (к тому времени я её, улыбающуюся, уже видел несколько раз, но эту улыбку запомнил… думаю, навсегда).

- Крайне не женской души порывы приходится мне наблюдать, - нашёлся я с ответом.

- Все мужики – дураки! Вечно они говорят о том, чего нет, вместо того, чтобы говорить о том, что есть, - обиженно высказалась Первая старушка.

Фурии принялись ходить вокруг моего убежища странной походкой, будто подтанцовывая, и в то же время чудилось: они плыли над полом, не касаясь его, и пружиня, и одновременно переминаясь с ноги на ногу.

И забегали!

И заюлили!

И завопили:

- Ваше Величество! Ваше Величество! Мы бессильны открыть Круг.

- Сделайте что-нибудь.

- У нас не выходит. Вы же сами видите… Этот смертный совершил невозможное: он соединил Круг со Звездой, а не Звезду с Кругом! И у него получился не простой Пенктакль, а Порог Судьбы, подвластный лишь Владыке Люциферу.

- А я помню, когда он был маленький, то, идя по улице, часто смотрел себе под ноги, мечтая найти денежку. Иногда это ему удавалось, но никогда не отдавал монетку своей маме – он рос плохим мальчиком. Поэтому его необходимо наказать! Ваше Величество, Вы обязаны попросить Владыку о помощи.

 

- Неизвестно, что завтра произошло с нашим миром, если бы сегодня моё место занял Антип? - в голове пронеслась душераздирающая картина, напоминавшая кадры из американских фильмов-страшилок, заполнивших видеосалоны... На городских полуразрушенных улицах валяются многочисленные полуразорванные полусъеденные трупы людей. На сохранившихся лицах – застывшие маски ужаса. Люди умерли, так и не поняв от чего. Стаи одичавших собак, неторопливо бродят, выбирая лакомые кусочки…

Голосом, в котором едва узнал собственный, осторожно осведомился у Её Величества:

- Можно Вам задать ещё вопрос?

Её Величество, вздохнув (это я понял по поднявшейся мантии), неодобрительно ответила:

- Только тупоумных вопросов не задавай в каждом первом предложении.

- Почему именно я?

- Хочешь до истины докопаться? Или думаешь, что полученные знания ещё могут тебе пригодиться? - спросила, и улыбка еле тронула кончики губ.

Я не нашёлся с ответом, поэтому, соглашаясь, лишь молча кивнул головой.

- Ты заставляешь меня повторяться.

Со смертью каждой моей помощницы, их последующие преемницы рожают более искусную модель женщины Тьмы. Медленно, но верно, эта планета движется к конечной цели земного существования – к совершенству.

 

Совсем скоро совершенно ненужное скопление человеческих особей, которое вы гордо именуете цивилизацией, исчезнет навсегда, и никто во Вселенной о вас никогда не вспомнит. Потому что вы, как язва для остальных миров. Все остальные параллельные земные миры уже захвачены. Не захвачены – объединены в конгломерацию Собрание Свободных Миров Земли. Только один ваш ещё сопротивляется, но это вопрос недолгого времени. Наши семена дают быстрые всходы. А ваши сказки об аистах, скоро предадутся забвению.

- Конгломерация? ССЗМ? - чуть было не вырвалось у меня: - Начитались бабушки научной фантастики…

- К сожалению, её особая ненависть к тебе продлила агонию Земли ещё на двадцать лет, - Её Величество кивнула на тёщу. - Она – хороший слуга. Её имя в нашем мире – Агла. Жадная, как у вас говорят, до работы. Шустрая, да лёгкая на подъём. Хотела свои обязанности исполнить, открыв проход, и тебя, забрав с собой, одновременно проучить. А за два десятилетия их станет в несколько раз больше. Не стоит упускать из вида, что они, за время вынужденного ожидания, изменят своё нейтральное отношение к землянам. И тогда ваш мир захлестнёт Зло, по сравнению с которым все известные трагические истории человечества, собранные воедино, окажутся детским лепетом.

 

На мгновение колыхнулись полы чёрного плаща, и на фоне красной подкладки я увидел то, что не поддавалось никакой логике. Как оказалось, между головой и ногами, обутыми в сапоги, ничего нет. Тело Её Величества отсутствовало! При такой красивой внешности и нет тела?! Вот это настоящая фантастика! И в то же время я его видел, где-то далеко, словно в густом тёмном тумане. Оно неестественно изгибалось. Все знакомые с детства рисунки Её Величества, все костлявые нелепицы, оказались блефом чистой воды. Голова, сапоги – и в эту минуту я уже не ручался, что в сапогах вообще что-то было. Очертание рук под плащом просматриваются. И одновременно: левая кисть держит огарок, правая – целую свечу. А неизменный атрибут – коса, непонятным образом висела в воздухе, повторяя движения своей хозяйки, которая будто бы облокачивалась на неё.

Смерть посмотрела на полукольцо, волной растворяющегося дыма от горящего фитиля огарка, и с сожалением вздохнула:

- Здесь записана вся жизнь нашей верной служанки, также включительно все остальные жизненные подвиги смертных. Протяни руку, и я смогу поменять её свечу.

Тяжело вздохнув, в ответ я покрутил головой, злясь на своё бессилие:

- Нет. Результат сделки с вами не может быть… предсказуем, потому как будет губителен для одной стороны, то есть для меня.

- Могу позволить твоей семье, разумеется, вместе с тобой, сбежать в любое время. Если такая формулировка удобна. Исчезнуть отсюда и появиться в любом, безопасном для вас, времени.

Каким-то неуловимым движением она взмахнула, и свеча, вместе с горящим огарком, уплыла по воздуху, спрятавшись в шёлковых складках верхней одежды.

- Всё закончилось для тебя. Иди, закрой ей глаза.

- Нет. Извините, Ваше Величество, - я смиренно ответил, не поднимая взора.

- Жалко, что ты вырос чёрствым мужчиной – не хочешь своей маме закрыть глаза. Не по-родственному поступаешь. Не по-человечески.

Ещё не родилась та, которая должна её заменить. Баланс сил в наших мирах нельзя нарушать.

Я достаточно ясно для тебя выражаюсь?

Чем дольше она жила бы, тем сильнее была её преемница в этом мире. Теперь же вместо последовательницы, не исключено, что где-то родится мальчишка. А я их не люблю.

И если кто-то будет счастлив, в добавленный период времени, то только не я, и не ты.

Ты уже не молод, но остался таким же наивным, как и много лет назад. Помнишь: как когда-то кресты рисовал, и в Смерть игрался, закутываясь в белую простынь, и пугал людей на ночных улицах, мчась на красном коне?

(Продолжение следует)

Часть пятая/2 - http://www.dzerghinsk.org/blog/dom_u_perekrjostka_ch_5_2/2017-08-16-1124

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter!

Теги: тёща, смерть, Ужас, Мёртвый, фурия, Джин, Дьявол, Её Величество, ад

Оставить комментарий

Комментарии:

Всего комментариев: 0
avatar