Дзержинск - город шахтеров

Сегодня: Воскресенье, 04.12.2016

Страна пребывания. Часть I

Дата: 18.05.2016 Просмотров: 186 Блоггер tihon-skorbiaschy0

Страна пребывания. Часть I

К полудню, разогнав тучи, солнышко стойко держало оборону до самого заката, решив побаловать людей хорошим днём, одним из редких в январе. События прошедших суток особого поворота в моем бытии не произвели; поэтому очередной день, один из множества прожитых, таких же похожих друг на друга – лакированных, не отличающихся от остальных, и уже канувших в вечность под чужим клеймом – семейная идиллия, медленно подходил к своему концу.
Однако ни сегодня, ни в последние дни, ничего не предвещало в моей жизни каких-либо резких перемен, тем более полярных. Что могло в ней измениться, если бы время, принадлежащее только мне, предпочло течь в ином формате, не давая опомниться; по этой причине, дни, друг за другом, пролетают, будто по наезженной колее, отличаясь иногда, лишь пропиской в паспорте и размышлениями о якобы наступивших свободах? А ведь эти предвестники первых непредвиденных дыр в большинстве семейных бюджетах уже давно замечены на горизонте.

И вот однажды случилось то, о чем я меньше всего старался думать: я... умер. Или скончался? Возможно, моя фантазия, разбушевавшись, неожиданно начала пошаливать, самым невероятным образом, представляя, что я умер. Или это очередная проделка не на шутку разыгравшегося подсознания?
Но я ведь видел своими глазами, что я умер! Не знаю… правда… но если не ошибся, то, выходит, окончательно и без притворства, в первый и последний раз, и с сохранившейся памятью, перешел в иной мир, минуя привычную фазу своих полубезумных шуточек над родными и друзьями. Свершилось довольно редкостное событие – видеть свою собственную смерть невооруженным глазом. Стоп – мыслям! Или уже воспоминаниям?! Но тогда имеет место необычный казус: когда же Её Величество соизволило незаметно ко мне подобраться?

Быть может, все-таки я умер, но оказалось, что это случилось в сновидениях, коварно подкравшихся после полуночи, и сумевших меня одолеть? И у притихшего разума, согласившегося с этим нерадостным фактом, естественно, сразу возникает любопытнейший и щекотливый вопрос – кто умер во мне первым: муж или мужчина, либо оба одновременно? Если – оба, тогда маленькая надежда на возвращение в земное измерение имеет право на существование, потому как именно у этой смерти отсутствует логика.
Обычно действия снов разворачиваются на незнакомых территориях. Тот – неглупый и лукавый, о котором ты мало знаешь, а порой даже и не подозреваешь о его существовании, вдруг обрадовано вырвавшись (для того, чтобы успеть многое постичь и увидеть) на несколько часов из тела, сегодня принадлежащего тебе, может однажды обратно просто не вернуться…

Где-то в закоулках части мозга (постоянно бодрствующей), во мне еще теплилась надежда на обманчивую силу сновидений, подсунувших известие о собственной смерти; и что все эти имитации являются всего лишь розыгрышем подсознания. Но внезапно я увидел себя спящим в необычном помещении, не себя – его, хотя он даже больше, чем похож на мое плоское отражение в зеркале: с той же искусственной горбинкой, со шрамами, но, кажется, с остановившимся дыханием. Никто по-настоящему не умирает дважды, за редким исключением; и тогда не все ли равно – отчего славнее смерть: от копья в живот, голода или на супружеском ложе? Разжиться бы информацией: кто-либо из ближайшего окружения, не пророчествовал ли о моей скорой кончине? Вообще-то, за этих можно поручиться. А остальные? М-да, это уж точно неизвестно…

Сомнений быть не могло: он – это я! Увы! Я даже позавидовал ему, потому что смерть во сне – самая лёгкая и ненавязчивая: заснул и ушел в вечность, не прощаясь, ничего не нужно делить, и, главное дело, обещания забыты. Нужно признать – в данном тихом уходе есть особая завораживающая изюминка… И, если принимать это явление, как вынужденное обстоятельство, а не злую шутку судьбы, тогда о таком исходе можно лишь мечтать.
Хотел, было подойти к нему, чтобы удостовериться в замеченном факте, но, отторгнул эту кощунственную мысль, как дикое и неприемлемое желание. Однако вскоре, после недолгих наблюдений за собой со стороны, все-таки пришло здравое рассуждение:
- Тот, второй я, наверно, только что перестал дышать, и, по всей вероятности, ему ещё можно помочь! А вдруг искусственное дыхание, которое я никогда не делал, вернёт его к жизни? Или меня?! И спасет ли теперь мою жизнь этот новый вид извращения? Ведь картина первой помощи будет скорее похожа на поцелуи с зеркалом, или чего наш мир еще никогда не наблюдал: поцелуй с собственным трупом.

Отбросив сомнения, и пройдя всего пару шагов в его сторону, я наткнулся на невидимую преграду. Исследовал руками на ощупь – не могу ничего понять. Попробовал резко толкнуть плечом прозрачную стену, как обычно поступают с непослушными дверями: сначала слегка, затем сильнее, но причинил боль своему телу. Потёр ушибленное плечо, удивляясь странной ситуации, в которой оказался. Здравая мысль упорно толкала на подвиг… Разве спасти человека – не подвиг?!
- Что-то необходимо предпринять?! Ещё не поздно!
Каким-то образом, я почувствовал: еще смогу ему помочь, но никак не получается пробиться сквозь дивный купол. И преодоление простого препятствия оказалось выше моих возможностей. В бессилии перед сложившейся ситуацией, продвинулся на несколько шагов вправо, при этом ладони быстро передвигались по плоскости стены, словно пытались найти незаметный лаз на другую сторону; затем быстро вернулся на исходное место, и повторил манёвр в другую сторону. Результат тот же – плачевный.

- По странной случайности, мы оказались недосягаемы друг для друга. Он для меня: точно – нет, или кто-то (?) для меня, лежащего с полным равнодушием ко всему, что творится вокруг него. Или все-таки я для кого-то? Но, если я думаю, выходит, – живой? Тогда я – это я! А он – кто? Я, редко мыслящий в унисон с окружающими меня людьми, но всегда готовый прийти им на помощь, не смог помочь тому – второму я? Или себе?
Видимый глазу объект и мои ощущения не хотят слаживаться в логическую цепочку, вопреки тщетным стараниям мозга найти объяснение зрительной галлюцинации. Галлюцинация без внешних факторов и определенных условий – бред какой-то! Всё, что происходит сейчас, пусть – со мной, безусловно, из сферы фантастики, но для подобных целей и существуют человеческие сны: вспоминать, мечтать и парить грешником над Землёй. И все-таки есть подозрения, что там, за куполом, совершается действие явно не из области сновидений. Неожиданно на меня снизошло озарение, в виде компромиссной разгадки:

- Прежде всего, вне сомнений, я сплю, но мне снится свое отправление в иной мир под личным руководством, как самое рациональное решение среди подобных мероприятий; и довольно быстрое, потому, что на вид тело еще не окоченело. Логичное объяснение. Нет, бред! Явная бессмыслица, которую загадочный незнакомец, играющий свою роль, пытается насильно навязать моему сознанию. Или разыгравшееся вечером воображение умчало меня в один из своих сказочных заповедников – мир миражей и обманов, или в околдованный город? Я близок к разгадке – это заколдованное место: ведь нет ни окон, ни дверей, и здесь, соответственно, вся окружающая реальность искажается. Действительно некое «Королевство кривых зеркал», в котором осколки, всех знакомых мне волшебных миров, воедино склеились и заполнили пространство этой комнаты, где узнаваемые предметы и лица выглядят туманно и зловеще. Ну, правильно – это самый глупый сон в моей жизни дал свободу духу, и он мгновенно умчался в сказку, которую, видимо, я не дочитал в детстве.

Сказка? - в голове мелькнула вереница кадров из известного фильма: западная оконечность Магриба, и джин, отражения которого разбежались на четыре стороны света. - Хороша сказочка!..
Но мертвец-то – виден, а ушибленное плечо болит уж слишком явственно.
Не видно, чтобы двойник, или тот, кто там, на полу, распростёршись, дышал с ангельской улыбкой на лице, напоследок стараясь вывести из себя стороннего наблюдателя. Если бы я заметил нечто подобное, тогда согласился: умер именно я. Но эти главные признаки, подтверждающие, что тот – это я, отсутствуют. Однако ситуация, в которой я очутился, наводит на мысль – один из нас всё-таки умер. Выходит, он – настоящий, а если нельзя к нему прикоснуться – следовательно, я стал жертвой какой-то чудовищной мистификации.

Неизвестно откуда, словно появившись из эфира, повинуясь искусной руке мага (но, с человеческой точки зрения, так, очевидно, оно и есть, а иначе в земном мире не может быть), тело неожиданно окружило несколько человек, похожих то ли на ангелов, то ли на симпатичных демонов, одетых в одежды однотонных цветов, свободный покрой которых был приспособлен, чтобы кое-как скрыть крылья. Откровенно говоря, в той серой мгле, заполнявшей комнату, никак нельзя было отчетливо рассмотреть и одежды, и сами крылья. Правда, в глаза сразу бросилась противоположность расцветок, делящая их на две группы: светлую и тёмную. Они подступили к телу с двух сторон, перешептываясь между собой. Если отбросить мысли об их неземном существовании и огромных размерах, о которых повествуют редкие очевидцы (в частности, космонавты), тогда можно было бы наивно предположить, что над образами актеров поработали голливудские гримеры.

Личности, прибывшие из… ниоткуда, начали, с возрастающим темпераментом, жестикулировать руками. Между ними начал разгораться спор. Зная, что любая встреча с пришельцами из потустороннего мира чревата неожиданными последствиями, вплоть до фатальных, все равно я прильнул ухом к стене: поначалу непонятные отдельные возгласы и крики постепенно превратились в связную человеческую речь, вдобавок на родном языке. Это уже утешало – значит, сон, который, в конце концов, исчерпав свои возможности, отпустит меня на свободу.
Неожиданно за куполом серость отступила, и помещение погрузилось в голубоватый цвет, что позволяло более тщательно рассмотреть не только самих мифологических героев, с их крыльями и деталями одежды, но и даже морщинки на лицах. Нельзя сказать, что лежащий настоящий труп (или будущий?) – столь важная персона, но за ним явились три ангела и три демона, часть которых была мне знакома, что подчеркивает значимость случая. Пока я их рассматривал, благодаря появившейся возможности, в сознании с монотонной настойчивостью пробовала снова и снова утвердиться мысль:

- Он – это точно не я! Я – здесь, и – сторонний наблюдатель. Во мне давно дух восстал против чудовищной несправедливости, творящейся вокруг, по вине людей очень умных, но, к сожалению, не вооруженных добродетелью и бескорыстием. Поэтому сейчас умирать некогда. Во-первых, рано, и причина достаточно проста – не хочется. Во-вторых, множество замыслов даже ещё не начато. В-третьих, необходимо дождаться, когда восторжествует правда. И теперь, если строго придерживаться последнего пункта, то бессмертие обеспечено. И в этом плане существуют определенные наработки: мой биологический возраст, по сравнению с датой в паспорте, отстает лет на двадцать, если не больше. Морщины никак не отважатся избороздить мое мужественное лицо, и самая главная интрига заключается в том, что у меня контракт с Ее Величеством, и она сама назвала крайнюю дату моего Исхода. И никто, из заинтересованных сторон, не вправе пересматривать высокую договоренность, включая также разного рода многоцветных дилетантов. Никто!

Продолжая всматриваться в сцену около трупа, я нисколько не задумывался, что меня, в моей «нише» могут заметить. Было притихший спор, между ангелами и демонами, вспыхнул с новой силой.
- Он – наш! - утвердительно воскликнул один из ангелов, отличающийся от своих собратьев наиболее светлой расцветкой одежды, если только их одеяния имеют право называться одеждой.
Этот гость оказался мною легко узнан – архангел Гавриил. «Старый знакомый, - подумал я с малой долей сарказма. - Однако столь почетный гость впервые посетил меня в сновидениях».
- Нет, наш! А вы забирайте тело! - произнес один из демонов; видимо, бывшим старшим в своей группе, потому как стоял впереди своих собратьев. Он поднял голову – волосы освободили лицо; мы вроде бы не встречались с ним, и ему нечего в моих снах делать, но его я тоже узнал – Асмодей44.
- Оно нам нужно?! Сами забирайте тело! Он никогда не был рабом, поэтому отправится с нами!

- Много вы знаете, - зловеще улыбнувшись, проворчал демон, стоявший справа от Асмодея. Однажды с ним наши пути тоже пересекались – Ксафан45.
- Кого-кого, а его увидеть, где-то рядом? - я сильно удивился, но помимо удивления, в душу заполз неприятный холодок. - Не к добру он возле меня крутится, не к добру.
- Достаточно, чтобы не отдать вам его душу на глумление! И хватит пререкаться, нам приказано доставить её туда, - и Гавриил указал пальцем куда-то вверх. - Это вообще был опытный экземпляр.
- Зачем на небесах нужны половинчатые атеисты? Ума не приложу, - недоуменно хмыкнул Ксафан, затем загадочно улыбнулся, и добавил: - Он, хорошенький, ладный – румяненький вышел бы…
- Прекращай дразниться, - Асмодей сдвинул брови. – Не за этим сюда явились.
- Уже и пошутить нельзя…

Черты лиц демонических существ в темных одеяниях стали более неприглядными. Это даже очень мягко сформулировано… Неожиданно Асмодей, резко склонившись над телом, после нескольких коротких манипуляций руками, начал странными движениями отделять от тела полупрозрачную, полуаморфную, невесомую субстанцию, чертами лица похожую, как две капли воды, и на меня, и на тело, продолжающее лежать с закрытыми глазами, и не реагирующее ни на звуки, ни на толчки. Еще немного и оно окончательно покинет того неизвестного мужа, нашедшего себе последнее ложе, вдали от людской обители.
- Интрига сна бросила меня в свою бездонную пропасть, но я стою здесь, под куполом. Я же не глупец, чтобы зарабатывать чирьи на холодном бетонном полу.
- Нет! - прогремел голос Гавриила с такой силой, что от неожиданности я отпрянул от стены.

Ксафан тоже нагнулся над телом, и теперь демоны уже в четыре руки пытались из него вытащить сгусток, неизвестного мне, материала, не обращая внимания на раздавшийся окрик. Архангел поставил ногу на грудь лежащего человека.
- Я сказал: нет! Неужели посланники Люцифера, моего бывшего друга, разучились понимать здравые слова?!
Процесс извлечения остановился. А я внезапно почувствовал, как нечто навалившееся на грудную клетку, с неимоверной силой пытается, сломать и удушить меня, хотя нахожусь здесь, за невидимой преградой, правда, она несколько изменилась: стала более податливая, и звук, уже в достаточной степени, чётко проходит сквозь неё. Демоны разжали руки, а мне, смертному, пришло озарение, что их цель – это моя душа, и я оказался свидетелем попытки ее извлечения.
- Но почему именно собственной души?! За что такая милость? И если душа вернулась на место, следовательно, я, или тот второй – все-таки еще жив. Выходит, я оказался невольным свидетелем отвратительных действий этих бессмертных полубогов, ведущих себя, словно простые мясники на живодерне?..

Мои знания о демонах и ангелах – весьма и весьма скромны. И если в переводе с греческого «демон» означает «исполненный мудрости», то не стоит же ему быть умным до такой степени, - подумал я, потирая место на груди, аналогичное тому, на котором стояла нога архангела. - Мне сейчас нужно спокойно проанализировать ситуацию, и взвесить все «за» и «против».
Грудь болит – неудобная поза во сне.
Траектории их телодвижений соответствуют человеческим… Это успокаивает: я, по крайней мере, нахожусь не в мире кладбищенских привидений, где можно столкнуться с отвратительной полусгнившей плотью.
Мне явилось пророческое видение из глубин Космического Разума. Но почему он (КР) предпочел показать именно мой труп, или того второго, а меня самого запер в прозрачную клетку, вместо другого человека, более заслуживающего смерти?

Возможно, у меня наступила клиническая смерть, и я, как и полагается, – вижу себя, а также все, что вокруг творится. Но очевидцы, которым однажды повезло в жизни, все до одного, сообщали, мол, мчались по туннелю, с ослепительным светом, в конце которого стоял старец в белом одеянии; и, как правило, ощущается необыкновенное чувство покоя и счастья. А здесь присутствует целая приемная комиссия, и чувства счастья – не меряно – скоро буцать начнут… И я против клинической смерти. Я не хочу её, ведь после реанимации, половые железы не восстанавливаются, а время их не лечит.
Если умер тот – второй, то я должен ориентироваться во времени: число? год? хотя бы день недели? - с ужасом понял, что, сколько не пытался уточнить ход времени – не получалось. - Ну и в переделку попал! Почему жребий пал на меня?..
- Потому что это происходит с тобой, - сзади кто-то шепнул мне на ухо.

Испугавшись, резко оглянулся и остолбенел – никого. В это время Гавриил убрал ногу с груди лежащего человеко-меня, и я смог свободно вздохнуть, во всю силу лёгких. Самое время уносить ноги, но, оказавшись свидетелем, чего-то неестественного и таинственного, хотелось увидеть, чем же все-таки окончится спор между ангелами и демонами. Где-то в глубине подсознания вспыхнул вначале чужой шепот, затем в мозгу раздался, как мне показалось, голос с ленцой и абсолютно равнодушной интонацией, но ранее уже слышанный мною.
- У тебя ещё остается последний шанс – уходи…
- Так это не сон?
- Только нам еще и осталось – блуждать по человеческим снам…
- А ты – кто?

Примечания:

44 Демон похоти и семейных неурядиц.
45 Демон, разводящий костры в аду.

Конец первой части

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter!

Теги: Магриб, Архангел Гавриил, Асмодей, смерть, разум, Её Величество, люцифер, голод, Ксафан, Сон

Оставить комментарий

Комментарии:

Всего комментариев: 0
avatar