Торецк.Онлайн

Сегодня: Среда, 19.06.2019

Ван и два Николая

Дата: 25.09.2018 Просмотров: 254 Блоггер tihon-skorbiaschy0

В больницу мне знакомые принесли передачу, в которой помимо еды, была бутылка домашней водки, крепостью 60 градусов. Напиток, как слеза, ни вкуса, ни запаха, одна обжигающая крепость.

Казённый ужин остался не востребован нашей компанией. А решили пробавляться, что Бог послал, так сказать, со стола родственников и друзей. Сдвинули тумбочки, начали раскладывать провиант – неплохо Бог послал (но простой воды, и в этот день не было).

Вдруг Панько осенила мысль… Он направляется к двери, на ходу говоря:

- Вы без меня не начинайте. Сейчас одного человека приведу – познакомимся.

Спустя несколько минут входит Николай и вьетнамец (настоящий). Тогда в Горловке много вьетнамцев обучалось разным профессиям на предприятиях.

Ван – так звали гостя (как обычно, чтобы проще запомнить). Ростом около 171 см, худощав, но жилист. Трудно судить, но я с ним, наверное, был примерно одного возраста. Он понимал и медленно разговаривал по-нашему на таком уровне, что мы сносно понимали друг друга.

Все уселись вокруг импровизированного столика. Как я не отнекивался, но мне пришлось поработать виночерпием (на правах хозяина бутылки). Я предупредил, что пить не буду из-за воспалённых гланд. Кроме меня, ещё один больной отказался от водочки, мотивируя, тем, что ему завтра сдавать какие-то важные анализы.

Слева от меня сидит Ван, справа – тёзка.

- Ну, с Богом, - начал разливать родимую в гранёные стаканы, перед этим честно предупредив о 60-ти градусах, также доходчиво объяснил вьетнамцу, что за зельё сейчас они будут пить.

Первому наливаю Вану, чтобы он всегда помнил – в этой стране их уважают. И только гостю налил сто грамм, как Панько неожиданно хватает меня за руку, таким образом, останавливая процесс разлива натурпродукта, и начал быстро-быстро убеждать, что я допускаю ошибку:

- Ты что? Шестьдесят градусов!

- Успокойся. Я этого напитка однажды, после первой смены, выпил 600 грамм, а потом ещё барышню домой проводил.

- Но это же вьетнамец! А если он умрёт?! Нам хана…

- Мужик же он, или кто? Воевал. Наверное, у них тоже были наркомовские, только из риса. А хана будет тебе – ты же его привёл . Нас выгонят на работу, а тебя на этап, всё по-честному...

Не столько, как из-за эксперимента, сколько из-за того, дабы Ван не подумал, что речь идёт не о количестве напитка, а о чём-то ином, поэтому я в его стакан плеснул ещё грамм пятьдесят.

Кто-то сказал короткий тост за дружбу между народами, и мы чокнулись, правда, я – компотом. Никто из нас сразу пить не стал, а обратились во внимание, наблюдая, как начал пить Ван. Мне даже стыдно стало за поведение своих временных товарищей. Человек пьёт временем проверенный продукт, а они ему в рот заглядывают. Он понял, в чём дело, и показал шахтёрам экстра-класс. В моей памяти до сих пор живы эти кадры. Вьетнамец открыл рот, положил край стакана на зубы, и… И тут случился маленький нюанс, который, кстати, я тоже навсегда запомнил: когда стекло коснулось зубов, в тишине раздался тоненький звук («цок»). Его рука начала медленно опрокидывать стакан, и создалось впечатление, что он не пьёт водку, потому как кадык, считай, не работал, а выливает содержимое в какой-то сосуд.

У Панько даже глаза расширились от удивления. Я не преминул его упрекнуть: - А ты говорил, что он не осилит этот рубеж. Молодец, что там говорить... Стахановец! Что в прорубь вылил. Вам до него, как до Киева рачки. - Затем начал мясными закусками настойчиво угощать Вана, приговаривая вполголоса, чтобы он не разобрал: - А то на одном рисе далеко не уедешь.

Вскоре тёзку немного повело – он начал дурачиться: на меня пальцем показывать, и говорить, что я – американец. Ребята хохочут. Ещё и Николай своим смехом поддаёт жару.

Единственный блондин в компании, небольшая ухоженная бородка, которую я тогда носил, и новость от доброго и правильного человека – всё это возымело определённое влияние в его глазах на формирование моего образа, как врага Хо Ши Мина. Но шутки шутками, а у Вана лицо посерьёзнело, желваки заиграли, в меня всматривается, словно на моём лице хочет прочитать, в каком штате я родился.

Да, для нас, пролетариев, не слышавших свиста пуль и разрывов бомб, кроме, как во время службы в армии, или в кино, сегодняшний день заканчивается объятиями Бахуса и комедиантством; а для него война закончилась всего 8 лет тому назад – почти вчера, тем более бывший капитан имел боевые награды. Выходит, Ван – геройский парень.

Кое-как я объяснил ветерану войны, что мой старший товарищ – первый балабол на шахте. И только тогда он понял шутку Николая, а его лицо расплылось в добродушной улыбке.

2017 г.

Ошибка в тексте? Выделите и нажмите Ctrl+Enter!

Источник: шахтер, Панько, вьетнамец, Горловка, забойщик Теги:

Оставить комментарий

Комментарии:

Всего комментариев: 0
avatar